Голландская исследовательница Мария ван Ноордвийк из университета Цюриха выяснила, что орангутаны — единственные щедрые приматы, кроме людей.

Ван Ноордвийк изучила повадки суматранских и борнейских орангутанов и обнаружила, что половозрелые обезьяны разных полов постоянно обмениваются друг с другом пищей. Причем делают они это без привязки к социальным обязательствам — то есть не вымогают ее, не требуют за нее секса, вычищения шерсти или поддержки.

Пронаблюдав за странным поведением около 9 тыс. часов, биолог выяснила, что инициатива за столом всегда принадлежала одиноким самкам. Они приближались к обедающему самцу и выкрадывали у него какой-нибудь деликатес, при этом далеко не убегали, а оставались следить за реакцией обворованного. Если он начинал возмущаться и проявлял агрессию, требуя возврата пищи, самки с криками убегали. Зато если самец относился к инциденту спокойно, женская особь оставалась при нем и, в большинстве случаев, в недалеком будущем становилась его сексуальным партнером.

«Эти открытия подтверждают гипотезу о том, что, воруя еду, сексуально активные самки тестируют степень агрессивности самцов», — сообщает научный журнал Behavioral Ecology and Sociobiology, где голландские ученые опубликовали свое исследование. Кража пищи помогает самкам выяснить, достоин ли партнер того, чтобы с ним общаться в дальнейшем, добавила исследовательница в интервью National Geographic.

Насилию место на ринге, а не в быту

Ван Ноордвийк проследила, что самки орангутанов с восхищением наблюдают за проявлением агрессии самцов по отношению к другим самцам, зато насилия на свой счет не допускают.  

Приглянувшиеся друг другу обезьяны кормят друг друга всеми четырьмя лапами и ртом. При этом самки с восторгом принимают от самцов пищу, которую бы смогли себе добыть и сами.